пятница, 24 декабря 2010 г.

Теплые крыши и зимние проблемы

Второй раз за этот год у нас начались протечки (после ремонта и замены крыши!). Удивительно, но почему-то раньше их не было более тридцати лет, с тех пор как я живу в этом доме!

Профессиональный кровельщик рассказал «НВ», как бороться с сосульками, и объяснил, почему эта борьба никогда не начнется (источник):

То, чем сейчас занимаются промышленные альпинисты и кровельщики – очисткой крыш от сосулек, – мартышкин труд. Прошел снег – и через пару дней сосульки снова висят. Как с этой напастью бороться?

– Причину знают все – теплые чердаки. Но я вижу все это «изнутри», когда работаю, знакомлюсь с документацией. О домах, в которых системы отопления не ремонтировались по несколько десятков лет, говорить не буду – там «стояки» просто кое-как обмотаны рваной стекловатой. Но с 2005 года в городе идет программа реконструкции систем теплоснабжения. И знаете, какой толщины изоляция труб на чердаках в этих новых (!) системах? На «лежаке» (основной трубе подачи горячей воды) – 20 миллиметров, на «стояках» (трубах меньшего диаметра) – 9 миллиметров. Это как если бы вы вышли на мороз в одной рубашке. С такой изоляцией разводка теплосистем нагревает чердаки до комнатной температуры.

– А что мешает утеплить трубы? Это же копеечная по сравнению со стоимостью еженедельной очистки крыш работа.

– Могу высказать только свое предположение: это невыгодно тепловым монополистам. Отопление крыш позволяет им продавать больше тепла. Больше продали – больше прибыль. За потери платим ведь мы с вами, а им все равно, сколько пошло в квартиры, сколько на обогрев крыши и неба.

– Но ведь заботиться о чердаках – дело жилищных служб, а не теплоснабжающих организаций.

– У жилищников свой интерес. Обогрев крыш чреват не только сосульками – он виноват и в протечках. Вода под снежной шубой на крыше тает, но не стекает – ей мешает ледяной барьер по краю крыши. И она идет в фальцовку (гнутые соединения листов кровельного железа), потом снег убрали, вода замерзла – швы разошлись. Простым латанием дыр здесь уже не обойтись – нужно ремонтировать всю кровлю. А это стоит – с учетом материалов – до 1,4 тысячи рублей за квадратный метр – по заниженным городским расценкам. То есть чем больше проблем, тем больше денег выделят.

– А куда идут эти деньги?

– Нас, профессиональных кровельщиков, которые умеют работать с железом, на весь город – около 150 человек. При этом многие из нас на обычные городские дома, которые ремонтируются по госзаказу, никогда работать не пойдут и обслуживают только коммерческие объекты по ценам в три-четыре раза выше городских, зато и отвечают за качество. Город же платит за ремонт квадратного метра кровли (без стоимости материалов) 150 рублей. Но меньше, чем за 300 рублей, профессионал за эту работу не возьмется. Приходится искать, на чем сэкономить: на ремонте обрешетки, которую на деле не всегда нужно менять, на площадях, да и других приемов много.

– И что в итоге?

– Приписки – как это раньше называлось. Предположим, нужно отремонтировать на крыше свесы кровли и желоба – они чаще всего ломаются при сбивании сосулек. Приходит заказчик – чиновник из жилкомсервиса или администрации, смотрит с улицы – что-то там по краю крыши блестит. Свежий металл? Значит, работа сделана. Но поднимаюсь потом я и вижу: желоб вообще не снимали, хотя без этого свесы ремонтировать невозможно. А чтобы создать видимость – саморезами прикрутили полоски свежего металла.

– Но это любой, кто поднялся на крышу, увидит!

– Конечно. Но видеть никто не хочет. Даже самого честного чиновника и жилищника душат сроки: все сделать до первых морозов или к такому-то числу. Плюс необходимость освоить выделенные деньги. Меня сейчас в одном районе чуть ли не за грудки хватали: «50 миллионов неосвоенных висит, возьми, сколько можешь, тебе что – деньги не нужны? Бери, пока есть возможность. Все, любой акт подпишем, только чтобы о выполнении программы ремонта отчитаться!» Но я так не могу. Беру столько, сколько реально могу освоить.

– Бывают чиновники, которые требуют откаты?

– Откаты никто не требует – они сами собой подразумеваются. Расценки твердые: за обычную работу – 15 процентов, а в обстановке аврала, который был этим летом и осенью, – 17,5 процента. Плюс плата за обналичку – в итоге отдаешь 20 процентов от стоимости заказа. Отсюда и качество работ, когда пробитые ломами дыры заклеивают кусочками мягкой кровли «шинглас». Сейчас их вместе со снегом лопатами сдирают. Весной крыши снова потекут.

– Так что в итоге делать?

– Держать чердаки холодными. В России по нормам допустимая разница температур между чердаком и улицей – 2–4 градуса, по нормам США такой разницы вообще быть не должно – там при необходимости чердаки просто вентилируют. Реально у нас в старом фонде разница температур – не меньше 10 градусов.

– В конкурсе городских проектов по борьбе с сосульками победил именно проект теплоизоляции крыш эковатой…

– Да, только почему-то эту вату предлагается крепить изнутри к скатам крыш. Хотя логичней и дешевле было бы заизолировать трубы отопления и утеплить чердачные перекрытия. Но, конечно, на подшивке ваты к крышам можно освоить денег больше. И квалификации особой эта работа не требует – можно нанять мигрантов. Как профессионал с большим стажем, еще раз повторю: проблема сосулек – в нежелании навести порядок на чердаках: утеплить перекрытия, заизолировать трубы, сделать нормальные слуховые окна. Я обращался к нашим городским депутатам с предложением заняться этой проблемой, а также провести хотя бы выборочные проверки качества летних ремонтов. Один вроде бы заинтересовался, но пока занят другими делами. А без вмешательства извне, без общественного контроля все будет идти по-старому, потому что одним выгодно топить улицу, другим – осваивать деньги летом на ремонтах, зимой – на очистке кровли. И желательно – в обстановке аврала.

И еще одна проблема – такой плакат был на нашем доме в конце ноября.

image

Комментариев нет:

Отправить комментарий