пятница, 3 июня 2016 г.

Из истории ухтинской нефти

И еще один отрывок, который поразил меня. По-существу, вся история освоения Ухтинского нефтяного района связана с ГУЛАГом. В 1929 г. была создана особая экспедиция ОГПУ, потом “Ухпечтрест” (подчинявшийся ОГПУ), преобразованный в Ухтинский комбинат НКВД. Только в 1956 г. он был передан Министерству нефтяной промышленности СССР.

Далее - отрывок из книги: Чурилов, Л. Д. 2016. Моя история советской нефти (записки последнего министра). Москва: Нефтяное хозяйство, 328 с.

Во времена владычества Сталина на Севере России возникло целое «ожерелье» концентрационных лагерей, начало которому положило поселение в Ухте. В Коми непрестанно пребывали все новые партии заключенных, которым, не мелочась, давали 25-летние сроки. Вскоре печально известный ГУЛАГ стал необходимым источником трудовых ресурсов для реализации местных проектов.

Разработка Чибьюского и Ярегского месторождений в 1930-х годах велась параллельно со строительством железной дороги, ведущей на север - к угольным шахтам Воркуты. В лагеря Коми было выделено лишь два грузовика, и большую часть 500-километрового железнодорожного полотна заключенные проложили при помощи тачек и совсем немногочисленных лошадей. Высота насыпи, на которую укладывались рельсы, составляла 50 - 70 метров (так в тексте, но, думаю, тут опечатка или ошибка на порядок - PS). Благодаря писателям, таким как Солженицын, лично участвовавшим в этом безумном предприятии, строительство железной дороги из Печоры в Воркуту превратилось в ужасную легенду о нечеловеческой жестокости, которую испытывали на себе невинно осужденные во время правления Сталина. Бытует мнение, что каждая шпала железнодорожного полотна покоится на человеческих костях.

По истечении срока действия приговоров заключенным, сумевшим пережить ужасы ГУЛАГа, редко разрешали вернуться домой. Вместо этого им приходилось возобновлять свою «свободную» жизнь в том же регионе и работать в каком-нибудь временном поселке, созданном для добычи нефти или угля. Первоначально фактически все рабочие, нанимаемые на нефтепромыслы Коми, были осужденными или бывшими осужденными, и нефтедобывающее предприятие Ухты функционировало как филиал концентрационных лагерей. Однако после смерти Сталина нефтедобывающее объединение перешло под управление Министерства нефтяной промышленности.

Я хорошо помню, как впервые познакомился с драматичной историей края. Как-то в конце 1974 года я ехал в поезде, направляясь на конференцию в Воркуту. Моим соседом был мужчина на пять-шесть лет моложе меня. Познакомились. Его звали Валерий, он был ученым, исследовавшим свойства вечномерзлых пород. Я углубился в чтение, и мы практически не разговаривали, пока не проехали Печору. Тут он вдруг ткнул меня в бок.

-    Посмотрите направо, - печально сказал Валерий. - Видите эти большие черные столбы?! Замечаете, что они образуют огромный периметр?

Не дожидаясь ответа, мой новый знакомый продолжал:

-    Когда-то это был барак для осужденных. А их охранники жили в том помещении, что поменьше. Присмотритесь, и Вы заметите внешний круг - это бывший забор лагеря.

-    Откуда Вам столько известно об этом? - поинтересовался я.

Валерий объяснил мне, что вырос в тени ГУЛАГа, где его мать отбывала какое-то незначительное наказание и работала прачкой.

Стоял погожий солнечный день. Наш поезд продвигался на север к Воркуте, а я неотрывно смотрел в окно. Перед моим взором примерно через каждые пять-десять километров возникали похожие друг на друга лагеря. Какое-то время я считал их: 5, 10, 15, затем бросил. Все они были сожжены в эпоху правления Хрущева. Но упрямая вечная мерзлота, словно немую жалобу, хранила в себе глубокие основания каждого столба, так что по прошествии десятилетий можно было различить призрачные контуры лагерей.

Валерий рассказал мне историю, которой не нашлось места в учебниках. В 1942 году обитатели одного лагеря подняли бунт. Некоторым из них даже удалось вырваться на свободу, и они решили бежать в Печору. Из-за войны на месте не хватало войск для подавления мятежа, а потому командующий, который боялся потерять контроль над лагерем, вызвал подкрепление. На его зов приехало огромное количество военных. Вскоре железная дорога ощетинилась пулеметами. Поняв, что путь к Печоре отрезан, сбежавшие заключенные направились на запад, к финской границе. Это было равносильно самоубийству. До Финляндии было более 1000 километров, и даже человеку в отличной физической форме, хорошо питавшемуся, было бы сложно преодолеть зимой такое огромное расстояние. Большинство беглецов погибли от холода. Тех, кто все же добрался до границы, расстреляли с воздуха.

Валерий также поделился со мной ужасным рассказом о судьбе группы ленинградских инженеров, которые разработали план одной из первых шахт Яреги. Через некоторое время после ввода в эксплуатацию шахта обрушилась. В виде наказания инженеров отвели к начальнику шахты и расстреляли на месте.

Комментариев нет:

Отправить комментарий