вторник, 26 мая 2009 г.

Поминальная молитва

Вчера смотрели “Поминальную молитву” Горина в постановке Театра Дождей на Малой сцене театра Ленсовета.

Спектакль замечательный, всем советую посмотреть. Три часа пролетели мгновенно и жалко было, что все закончилось. Уже потом я пытался сравнить свои впечатления от этого вечера и от Ленкомовского спектакля с Леоновым (я видел его во время гастролей Ленкома в Питере в 90-е годы в ДК Горького). Но тот спектакль я помню совсем смутно (некоторые эпизоды с Леоновым), хотя впечатление было сильнейшее (после этого я пересмотрел тогда почти все спектакли Ленкома, которые они тогда привезли). Вчера смотрел с удовольствием, но без потрясения :( Может, дело в том, что был моложе, а может потому, что тогда не читал повести Шолом-Алейхема, а может еще почему...

источник

Из театральной программки:

Режиссер-постановщик – Наталья Никитина

Актеры:

Тевье, молочник

Валерий Саломахин

Голда, его жена

Елена Кашинцева

Цейтл

Анастасия Тилина

Годл

А. Миронова

Хава

Ксения Розова

Шпринца

Дарья Никитина (?)

Бейлке

Наталья Лебедева

Мотл, портной

Артем Кожевников

Перчик, студент

Илья Божко

Федор, писарь

Николай Авдеев

Менахем-Мендл, родственник Тевье, человек без определенных занятий

Александр Иванов

Степан, плотник

Иван Кожевников

Лейзер Волф, мясник

Владимир Воловик

Ребе

О. Кузнецов

Поп

Вадим Горлов (?)

Урядник

Антон Пулит

Войцек, трактирщик

Вячеслав Викторов

Мама Менахема

Анна Косенко

Замечательно играют почти все актеры – даже молоденькие девушки – младшие дочери Тевье, не произносящие ни одного слова. Удачно вставлены и танцы. Сидели довольно близко и была отчетливо видна мимика артистов – у многих очень выразительна. Образ Тевье удачен, хотя его беседы с Б-м иногда выглядели не очень искренними. Менахем Мендл – просто блестяще! Голда – трогательно, но как-то немного не по-еврейски. Но главное – есть ансамбль.

На мой взгляд режиссер несколько сгладила “острые” моменты, добавлена какая-то “политкорректность”.  Например, почти полностью убрали эту сцену, без чего конец первого акта кажется скомканным:

   Урядник (мрачно). Я не один, Тевль. Там люди до тебе… (Быстро выходит, затем в дом врываются несколько мужиков с палками. Вместе с ними – белокурая девушка городского вида).
   Первый мужик (несколько оробев). Здорово, Тевель!
   Тевье. Здорово, добры люди! С чем пришли?
   Первый мужик. Так вот… Таки дела… Побить вас треба… Громада так порешила… (Неуверенно посматривает на мужиков.)
   Девушка (решительно сделав шаг вперед). Мы, истинные патриоты России, говорим вам, дьявольскому племени: изыдите с нашей земли!!! Чаша народного гнева переполнена! Бойтесь, если она прольется на ваши головы!!! (Обернулась к мужикам) Тебе слово, народ православный!!! (Мужики нерешительно что-то бормочут; выталкивают вперед второго мужика
   Мужики. Скажи, Микола…
   Микола. Ну чего говорить?.. Сами знают… Жиды! Христа распяли!!! (Взял со стала тарелку, бросил на пол. Тишина. Подумав, бросил еще на пол бокал)
   Перчик (сделав шаг вперед). А ну, подними!
   Микола нерешительно нагнулся, желая поднять бокал, но девушка решительно шагнула, раздавила бокал каблуком. Перчик бросился к ней.
   Девушка (распаляясь). Ну, ударь, ударь, пархатый…   (кричит) Православные, заступитесь!!!
   В дом врываются еще несколько мужиков, начинают переворачивать столы, сбрасывают посуду. Один из мужиков схватил швейную машинку.
   Мотл. Не надо!! Умоляю!! (Набрасывается на мужика, но, получив удар по голове, валится на пол. Следом с грохотом летит машинка. Быстро входит Урядник
   Урядник. Хватит!! (Отбрасывает разгулявшихся мужиков)
   Девушка. Гнев народа священен!
   Урядник. Я сказал: хватит!!! Я предупреждал, Тевель!.. Видишь, как оно… Ну, извиняй… (Гостям) А вы все – тоже по домам. А то без вас хаты спалят, не дай бог!
   Уходит вместе с мужиками. Пауза. Один из музыкантов поднял брошенную скрипку, попробовал смычок, тихо заиграл
   Тевье (тихо). Ребе, вы мудрый человек, ответьте: а зачем Богу на это смотреть? (Ребе не ответил, тихо начал молиться) Менахем, а ты что стоишь? Где твоя птичка? Снимай! (Менахем щелкнул аппаратом. Вновь вдалеке послышался звон разбитого стекла. На заднике возникли очертания разгромленных домов, разбитых витрин, испуганные лица стариков, женщин, детей. Тихо играет скрипач).

  Занавес

Также более симпатично, чем он того заслуживает, изображен урядник. Вообще чувствуется какое-то влияние скорее христианской морали с всепрощением и акцентами на любовь. Ну и еще женское мироощущение:)

У Шолом-Алейхема повесть построена как монолог в письмах, хотя но на самом деле часто это разговор с Богом. Библейская тема в спектакле очень слабо слышна.

Впрочем, эта тенденцию начал еще Григорий Горин. Не верится, чтобы Тевье мог о себе так сказать - “русский человек еврейского происхождения иудейской веры”, эта “троица” скорее уже авторская (“настоящий” Тевье собирался в Палестину). Так же как и возвращение Хавы вместе с Федором, и расширенная интерпретация беседы Тевье с попом, и т.д.

Еще ИМХО не очень удачно использование музыки современной группы “Зимовье зверей” (особенно песни), и ивритской песни “Ерушалайм шель заhав” (галут и Израиль – две большие разницы…). Но это мелочи. Спектакль исключительный! Спасибо актерам и режиссеру!

Комментариев нет:

Отправить комментарий