понедельник, 18 января 2010 г.

Прорыв блокады Ленинграда

Текст радиозаявления Совинформбюро 18 января 1943 г. (Текст дан по газете «Знамя Родины» 19 января 1943 г., стр. 1, источник):

Говорит Москва!

В ПОСЛЕДНИЙ ЧАС

1. Успешное наступление наших войск в районе южнее Ладожского озера и прорыв блокады Ленинграда
На днях наши войска, расположенные южнее Ладожского озера, перешли в наступление против немецко-фашистских войск, блокировавших г. Ленинград.

Наши войска имели задачей разрушить оборону противника и этим прорвать блокаду г. Ленинграда.
Следует при этом иметь в виду то обстоятельство, что за многие месяцы блокады Ленинграда немцы превратили свои позиции на подступах к городу в мощный укрепленный район, с разветвленной системой долговременных бетонированных и других сооружений, с большим количеством противотанковых и противопехотных препятствий.

Наступление наших войск проходило с двух сторон: с западного берега р. Нева, юго-западнее Шлиссельбурга и с востока из района южнее Ладожского озера.

Прорвав долговременную укрепленную полосу противника глубиной до 14 километров и форсировав р. Нева, наши войска в течение семи дней напряженных боев, преодолевая исключительно упорное сопротивление противника, заняли: г. Шлиссельбург, крупные укрепленные пункты Марьино, Московская, Дубровка, Липка, рабочие поселки №№ 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, станцию Синявино и станцию Подгорная.

Таким образом после семидневных боев войска Волховского и Ленинградского фронтов 18 января соединились и тем самым прорвали блокаду Ленинграда.

Не вошедшее в радиозаявление окончание сообщения:

В ходе наступления наших войск разгромлены 227, 96, 170, 61 пехотные дивизии немцев, 374 пехотный полк 207 пехотной дивизии, 85 пехотный полк 5 горно-стрелковой дивизии, 223 мотоотряд и частично 1 пехотная дивизия.

По неполным данным нашими войсками взято в плен 1.231 солдат и офицеров.

За время боев разрушено нашей артиллерией и минометами укрепленных узлов и блиндажей – 470, прочно оборудованных наблюдательных пунктов – 25 и уничтожено и подавлено 172 артиллерийских и минометных батарей противника.
Взяты следующие трофеи: орудий – 222, минометов – 178, пулеметов – 512, винтовок – 5.020, шестиствольных минометов – 4, танков – 26, бронемашин – 9, ручных гранат – 17.300, раций – 72, патронов – 2.200.000, снарядов – 22.000, мин – 36.000, автомашин – 150, лошадей – 1.050, повозок – 880, разных складов – 40.

На поле боя оставлено более 13.000 трупов немецких солдат и офицеров.

Прорыв оборонительной линии противника осуществлен частью сил Ленинградского фронта под командованием генерал-полковника Говорова Л.А. и частью сил Волховского фронта под командованием генерала армии Мерецкова К.А.

Координацию действий обоих фронтов осуществляли представители Ставки Верховного Главнокомандования Маршалы Советского Союза тов. Жуков Г.К. и тов. Ворошилов К.Е.

В боях отличились войска генерал-лейтенанта тов. Романовского В.З. и генерал-майора тов. Духанова М.П.

Вот здесь есть подробное описание всей операции. Несмотря на то, что дальнейшее наступление не имело успеха и вскоре прекратилось, операция “Искра” имела огромное значение.

С военной точки зрения прорыв блокады Ленинграда означал разрушение последних надежд противника на успех в штурме города. Если блокированный и не имеющий устойчивого снабжения город мог стать жертвой сильного удара, подобного тому, что сокрушил Севастополь в июне 1942 г., то восстановление сообщения с Большой землей означало накачку Ленинградского фронта боеприпасами, боевой техникой и пополнением в количествах, не благоприятствующих успешному штурму. В этом смысле прорыв блокады явился переломным моментом в битве за Ленинград. С января 1943 г. инициатива ведения боевых действий под Ленинградом перешла к советским войскам.
Успешный прорыв блокады Ленинграда войсками Ленинградского и Волховского фронтов был тесно связан с операциями советских войск на других участках советско-германского фронта. Красная Армия, развернув крупные наступательные операции под Великими Луками, в Донбассе, на Северном Кавказе и под Воронежем, привлекла туда основные силы и все резервы противника, лишив его возможности усиливать группировку своих войск под Ленинградом. Это обстоятельство значительно облегчило осуществление прорыва блокады, лишив противника подвижных резервов.

Общие потери Ленинградского и Волховского фронтов в ходе операции «Искра» с 12 по 30 января составили 115 082 человека. На Ленинградском фронте безвозвратные потери составили 12 320 человек, санитарные — 28 944 человека. На Волховском фронте безвозвратные потери составили 21 620 человек, а санитарные — 52 198 человек.

«Искра» представляла собой операцию советских войск нового поколения. Во-первых, это был один из первых примеров прорыва советскими войсками сильно укрепленной обороны противника, защищавшейся немецкими соединениями. Во-вторых, операция по прорыву блокады Ленинграда была одним из первых примеров концентрации артиллерии до значений плотности свыше 150 орудий на километр фронта, ставшей одним из характерных черт наступлений 1943—1945 гг.

Помимо сугубо военного, прорыв блокады Ленинграда имел огромное политическое значение. Несмотря на то что город связала с Большой землей только находившаяся под постоянным обстрелом Шлиссельбургская трасса, прорыв блокады сразу стал ощутимым и на Ленинградском фронте, и в самом городе. Но еще большее значение пробитый к Ленинграду коридор имел для миллионов людей на фронте и в тылу. Когда около полуночи 18 января 1943 г. по радио прозвучали слова Левитана: «...после семидневных боев войска Волховского и Ленинградского фронтов 18 января соединились и тем самым прорвали блокаду Ленинграда!» мало у кого уже оставались сомнения в том, кто выиграет войну.

Источник

И еще об истории одного стихотворения. В мае 1942 года появилась песня «Наш тост» и была впервые исполнена по радио. Музыку написал белорусский композитор Исаак Любан (с началом войны ушел добровольцем в армию, окончил курсы политруков и воевал на Западном фронте в должности комиссара стрелкового батальона), а слова - военный корреспондент Арсений Тарковский и помогавший ему рядовой Матвей Косенко (источник).

Песню подхватили военные ансамбли, и она тут же стала известна на фронте. В действующей армии тогда находился известный поэт Павел Шубин, проходивший службу корреспондентом газеты «Фронтовая правда» в 377-й стрелковой дивизии Волховского фронта. В начале 1943 года ему пришлось участвовать в боях у Синявина, когда предпринимались первые попытки снять блокаду Ленинграда. Видимо, под впечатлением тех тяжелых и кровопролитных боев он написал свои слова на мелодию И. Любана. В его интерпретации песня называлась «Волховская застольная». Слова песни были такими:
     Редко, друзья, нам встречаться приходится,
     Но уж когда довелось,
     Вспомним, что было, и выпьем, как водится,
     Как на Руси повелось.

     Выпьем за тех, кто неделями долгими
     В мерзлых лежал блиндажах,
     Бился на Ладоге, дрался на Волхове,
     Не отступал ни на шаг!

     Выпьем за тех, кто командовал ротами,
     Кто умирал на снегу,
     Кто в Ленинград пробирался болотами,
     Горло ломая врагу!

     Будут навеки в преданьях прославлены
     Под пулеметной пургой
     Наши штыки на высотах Синявина,
     Наши полки подо Мгой!

     Пусть вместе с нами семья ленинградская
     Рядом сидит у стола.
     Вспомним, как русская сила солдатская
     Немца за Тихвин гнала!

     Встанем и чокнемся кружками стоя мы -
     Братство друзей боевых,
     Выпьем за мужество павших героями,
     Выпьем за встречу живых!

После войны возникла некоторая путаница, так как два разных песенных текста использовали одну и ту же музыку. Многие фронтовики утверждали, что им больше импонировал душевный и эмоциональный текст капитана Шубина. Сам автор свой текст особо не популяризировал и даже не включал в свои поэтические сборники. Но в памяти фронтовиков «Волховская застольная» живет до сих пор.

 

Вот эта песня в исполнении Сергея Шнурова (записана для д/фильма “Ленинградский фронт”, где он выступает в роли ведущего):

PS Еще одно свидетельство важной роли искусства на войне (источник):

К.И. Элиасберг рассказал следующий эпизод. Оставшийся в блокированном городе симфонический оркестр под его управлением часто выступал по радио, исполняя симфонии Бетховена, Брамса, Чайковского, Шостаковича и др. Через много лет после окончания войны в Ленинград приехала группа туристов из ФРГ и один из них попросил Элиасберга принять его. На встрече турист вынул из кармана и показал ему записную книжку, в которую были занесены все даты исполнения классической музыки по ленинградскому радио в дни блокады. В ответ на вопрос удивленного дирижера турист ответил: «Я находился в числе солдат, осаждавших Ленинград. Мы постоянно слушали ваши передачи по радио, и каждая вселяла в меня все большую уверенность, что вы выстоите. Если город, находившийся в таком чудовищном положении, мог ежедневно транслировать концерты классической музыки, значит, его никогда не взять. Когда я понял это, то сдался в плен. Благодаря вам я остался жив» (Литературная газета, 1973, 14 февраля).

Комментариев нет:

Отправить комментарий