воскресенье, 20 сентября 2009 г.

RAO/CIS Offshore 2009

На прошлой неделе три дня участвовал в конференции (9-я Международная конференция и выставка по освоению ресурсов нефти и газа Российской Арктики и континентального шельфа СНГ, RAO/CIS Offshore 2009, 15-18 сентября 2009, Санкт-Петербург). RAO значит Russian Arctic Offshore, CIS - Commonwealth of Independent States. Открывалась она в Михайловском манеже, потом было первое заседание в Смольном соборе, потом в Отеле Европа.

Мои некоторые субъективные впечатления от конференции (совсем не такие как на официальном сайте):

1. Конечно, как это обычно бывает на таких мероприятиях, геология была отодвинута куда-то в угол - основная часть программы была составлена скорее для технологов, может быть еще юристов, да и пресса, и большинство участников намного охотнее обсуждали проблемы освоения уже известных месторождений нежели проблемы открытия новых (особенно много разговоров было о Штокмановском проекте).

2. Впрочем, в первых же выступлениях А.Э.Конторовича и В.П.Орлова было сказано немало о необходимости государственной программы геологического изучения шельфа. В один голос они сказали, что надо менять законы – Газпром и Роснефть не в состоянии не то, что изучать шельф, но даже осваивать известные месторождения. Они связаны обязательствами и проектами на десятки лет, освоение шельфа будет вестись по остаточному принципу. В 2040-2050 гг. главные центры добычи нефти и газа переместятся на шельфы арктических и дальневосточных морей России. Конторович даже подсчитал, сколько и каких скважин надо пробурить.

IMGP0216  

По его мнению, оценки ресурсов Арктического океана американцами сильно занижены. Извлекаемые запасы нефти Северного Ледовитого океана больше 32 млрд тонн условных углеводородов и не превышают 92 млрд тонн условных углеводородов, по газу коридор идет между 55 трлн и 154 трлн кубометров. Всего получается порядка 140 млрд тонн условных углеводородов. По ресурсам нефти и газа арктический нефтегазоносный супербассейн, в частности, евразийские шельфы Северного Ледовитого океана, должны быть поставлены в один ряд с крупнейшими нефтегазоносными бассейнами мира - такими, как Персидский и Западно-Сибирский. По богатству запасов шельфы морей Северного Ледовитого океана превосходят все остальные океаны земли.

IMGP0214

Еще он вспомнил, что Россия на одном из последних мест по нефтепереработке, упомянул и об экологических проблемах.

В.П. Орлов добавил, что плотность поискового бурения в России в 14 раз меньше, чем в США. По сравнению с временами СССР в 10 раз сократилась доля крупных месторождений среди открытых, что грозит истощением ресурсов.

Несколько осторожнее, но в целом те же идеи о государственной программе говорил академик А.Н.Дмитриевский. Он даже изобрел новый термин - “ресурсно-инновационное развитие”, примером которого объявил Норвегию, которая за 40 лет прошла путь от одной из самых беднейших (он так и сказал, хотя рядом был Хансен из Statoil!) до самой развитой страны по уровню технологий и благосостоянию граждан.

3. Моё сообщение (16 сентября, “Европа” на “крыше”) в значительной мере повторяло прошлогоднее в Мурманске, сильно изменен только раздел про аплифт (анализ данных по скважинам).

4. Чиновники особо не смущались резать “правду-матку”. Замминистра природных ресурсов и экологии РФ С.Е. Донской, например, прямо сказал, что организуются новые экспедиции с целью доказать континентальное происхождение коры под хребтом Ломоносова и поднятием Менделеева (sic -замечательная формулировка задачи для научных исследований!). Губернатор Мурманской области Дмитрий Дмитриенко гордо козырял  “партийным проектом” “Единой России”. Только заместитель директора Департамента государственной политики в сфере геологии и недропользования Министерства природных ресурсов и экологии РФ Дарья Василевская вспомнила о несовершенстве законодательства в области недропользования – у компаний нет никаких стимулов вкладывать деньги в геологоразведочные работы, особенно связанные с повышенными рисками.

IMGP0219

5. Интересный доклад И.А.Костечко (ООО «СейсГеоРесурсы») ”Морская сейсморазведка как инструмент в изучении шельфов морей Российской федерации”.

Крайне низкая изученность шельфов морей Российской Федерации вызвана прежде всего, неэффективностью проводимой политики государства в области геологического изучения и недропользования и крайне низкой степенью технической оснащённости, что, в свою очередь, приводит к недооценке потенциала углеводородной базы России, к недостоверности данных, к уменьшению инвестиционной и инновационной привлекательности изучения, освоения и развития не только отраслей нефтегазовой индустрии, но и территорий, примыкающих к морским месторождениям. Предусмотренные до 2020 года федеральные средства на изучение акваторий и недр морей Российской Федерации архималы и явно недостаточны для определения нефтегазоносности по государственной программе воспроизводства минерально-сырьевой базы России.

Безусловно, существование госзаказа, выделение бюджетных средств на проведение и производство геологоразведочных работ – это важная и положительная деятельность, связанная с изучением недр и воспроизводством минерально-сырьевой базы России на основе баланса потребления и воспроизводства. Однако существует много негативных моментов, связанных с предметом контракта и её ценой. Зачастую, вместо проведения полевых геолого-геофизических работ, размещаются и проводятся конкурсы по аналитическим тематикам, разработкам методик подсчётов запасов и лицензированию и т.п. Программы работ госзаказа разрабатывают сами соискатели, они же и предлагают возможную контрактную цену и сроки выполнения работ. Так было при старой системе, так осталось и ныне. Данная система порождает кумовство, коррупцию, протекционизм и защиту отдельных предприятий, а также способствует завышению цен и стоимости геологической информации. Войти в круг «избранных» предприятий фактически невозможно. Бюджетные же средства, выделяемые государством, тоже незначительные в сравнении с тем, что должно быть выполнено.

Отставание Российской Федерации, располагающей самой большой по площади зоной континентального шельфа в мире, в обеспеченности техническими средствами изучения прибрежных районов ОГРОМНО. Западные сервисные компании имеют в хозяйственном ведении и оперируют в общей сложности 80-тью судами, из них: 36 судов 2Д и/или мини 3Д. При этом средний возраст судов не превышает 15 лет, а возраст 41 судна 3Д в среднем составляет менее 9-ти лет. Причем, процесс наращивания и модернизации флота происходит непрерывно. Только за период 2008-2012 годы западные компании предполагают пополнить свой флот 16-тью новыми судами 2Д и 3Д.

Российские же компании, занимающиеся морской сейсморазведкой, имеют в хозяйственном ведении в общей сложности всего 9 судов 2Д и мини 3Д. Средний возраст этих судов превышает 20 лет; и нет судна, способного выполнить полномасштабные трехмерные (3Д) сейсмические работы. В ближайшие 2-3 года пополнения флота новыми судами не ожидается, т.к. до настоящего времени не заложено ни одного судна. Без решения этой проблемы, в скором времени, Россия останется без своего специализированного флота, и не на чем будет проводить геологоразведочные сейсмические работы.

Предложен выход – менять законодательство и разрешить мультиклиентные работы с участием иностранных компаний.

6. Еще один доклад “Развитие морской геофизики и северного морского пути – залог успеха в освоении нефтегазового потенциала континентального шельфа России” (С.М.Стефаненко)

Морская сейсморазведка, являясь одним из основных направлений геофизики, на сегодняшний день входящей в перечень наиболее конкурентоспособных сегментов российского нефтесервисного рынка, характеризуется значительным дефицитом мощностей и отсутствием серьезной конкуренции в России. Прежде всего, об этом свидетельствует тот факт, что из общего числа компаний, имеющих 3D сейсморазведочные суда (количество которых на мировом рынке 16), лишь две российские. Учитывая, что площадь шельфа России, как одного из наиболее перспективных участков для работы таких организаций, самая большая в мире, можно отметить, что потенциальных мощностей этих двух компаний недостаточно даже для оказания услуг на акваториях, относящихся к территории Российской Федерации. Также необходимо подчеркнуть, что количество судов, принадлежащих российским компаниям, во много раз меньше чем у ряда зарубежных конкурентов. За более чем тридцатилетний период существования 3D сейсморазведочного флота основное снижение темпов пополнения мощностей мировой геофизической индустрии этого направления наблюдалось в начале 2000-х годов, что обусловлено изменением мировых цен на нефть, различного рода политическими и экономическими факторами, которое в настоящее время сменилось периодом постройки новых судов и модернизации имеющихся мощностей. Среди компаний, активно осуществляющих наращивание мощностей, присутствуют ведущие геофизические организации таких стран мира как Норвегия, Франция, США, Австралия, Китай, Индия. Рассматривая распределение сейсморазведочных 3D судов по количеству сейсмокос на одно судно, можно сделать вывод, что наибольшую долю занимают суда, имеющие по 6 сейсмокос, по 8 сейсмокос и по 12 кос. 8-микосными судами обладают компании – представители Франции, Норвегии и США (по сути, лидеры рынка) такие как Western Geco, CGG-Veritas, Scan Geophysical. Для сравнения российские суда, построенные в конце 80-х – начале 90-х годов, имеют всего по 4 сейсмокосы.

И вывод:

На современном этапе тема развития судостроения является весьма своевременной, о чем свидетельствует необходимость поддержания прочной энергетической безопасности России, вследствие выхода на первый план одного из перспективнейших путей развития отечественной энергетики – освоения арктической части континентального шельфа Российской Федерации. По мнению большинства экспертов, освоение шельфа предлагается поставить в один ряд с космосом, нанотехнологиями, электроникой, то есть отнести к высокотехнологичному сектору, на который сегодня делает ставку государство. Как уже было показано выше, Россия нуждается в строительстве значительного флота сложных наукоемких судов, среди которых необходимо выделить геологоразведочные суда для изучения перспективных арктических территорий шельфа в целях воспроизводства минерально-сырьевой базы.

Вот еще интересное мнение этого же эксперта:

«Несмотря на существующие ограничения в действующем законодательстве на участие в изучении недр иностранных компаний, доля их услуг в совокупном объёме гораздо выше, чем по данным официальной статистики, - сообщила корреспонденту журнала «Нефть России» кандидат экономических наук Светлана Стефаненко. - Это связано с недостатком производственных мощностей у российских геологоразведочных и геофизических компаний, которые по агентским договорам, по сути, на условиях субподряда, привлекают к выполнению заказов иностранные организации.»

В перспективе, по мнению эксперта, данная ситуация может привести не только к потере отечественными предприятиями существенной доли данного рынка, но и к «сверхинформированности» иностранных добывающих структур о наиболее перспективных локальных участках, что позволит им принимать более обоснованные решения при выборе направлений диверсификации портфеля активов.

PS И еще одно мнение о конференции - Георгий Васюточкин с “СПб ведомостях”.

Комментариев нет:

Отправить комментарий