воскресенье, 19 апреля 2009 г.

Израиль становится газодобывающей страной

Сообщение MIGnews.com:

Держатель контрольного пакета акций энергетической компании Delek Group Ltd. Ицхак Тшува заявил, что 16 апреля стал "великим днем в истории Израиля".

Тшува заявил: " Это великий день для всех граждан Израиля. После успешного бурения двух скважин в одном районе мы можем с уверенностью заявить, что нами открыто огромное газовое оффшорное месторождение, которое, возможно, простирается от Израиля до Кипра".

Вчера, 15 апреля представитель американского партнера Тшувы, компании Noble Energy Inc. заявил, что месторождение Далит-1 пригодно для коммерческой разработки с минимальным уровнем добычи около миллиона кубометров в день, с высокой вероятностью того, что уровень добычи может повыситься до 5,5 миллионов кубометров.

По уточненным оценкам Noble Energy уровень запасов Далит-1 составляет не менее 14 миллиардов кубометров газа.

Тшува заявил, что накануне празднования Дня Независимости Израиль "наконец-то достиг энергетической независимости. Тшува сказал: " Запасов газа хватит Израилю на долгие годы и мы рассматриваем вопрос о возможности экспорта газа в другие страны. Мы можем стать важным игроком на этом рынке".

Далее Тшува сказал: " Мне очень приятно сообщить, что Израиль больше не зависит от иностранных энергетических ресурсов. Мы готовы немедленно предоставить в распоряжение потребителей природный газ и все могут получить выгоду от использования этого дешевого и чистого источника энергии ".

Здесь достаточно полно изложена история поисков нефти и газа в Израиле.

А здесь – очень критическая стаья Соколина.

А вот комментарий эсперта (3/20/2009, источник: Кравиц Консалтинг):

В 90 км к западу от Хайфы компания «Noble Energy» из Техаса обнаружила крупное подводное газовое месторождение, названное «Тамар». Первоначально предполагалось, что его потенциал – около 110 млрд кубометров, стоимость которых - $15 млрд.
С учетом глубины залегания газоносного слоя – 4 900 метров и удаленности от берега, в организацию добычи и транспортировки газа потребуется вложить примерно миллиард долларов. Только в разведочные работы компания «Noble Energy» уже вложила $145 млн.
Так устроена биржевая экономика, что всего лишь сообщение об открытии буровиков подняло почти на треть стоимость акций владельцев месторождения - компании «Исрамко» и ее партнеров «Делек Кидухим» и «Авнер хипусей нефт». И они пошли дальше: запланировали бурение второй скважины, названной «Тамар-2».
Через 2 недели последовало уточнение - потенциал газового месторождения «Тамар-1» составляет 142 млрд кубометров - на 60% выше, чем предполагалось ранее. Дневная добыча газа составит 45-47 млн кубометров, что, по расчетам, должно обеспечить 50% израильского потребления газа до 2030 года. Доход от добычи на «Тамар-1» составит от 20 до $40 млрд. После этого сообщения акции «Исрамко» выросли на 733%.
Кстати сказать, «Исрамко» далеко не новичок в углеводородном бизнесе – ей принадлежат права более чем на 1000 нефтяных и газовых скважин на территории США. И уже после открытия месторождения Тамар компания приняла решение о бурении еще одной разведывательной скважины – «Далит-1», находящейся на шельфе неподалеку от Хадеры.
Буквально через день после открытия, как и ожидалось, последовало заявление - открытое месторождение принадлежит, в том числе, и Ливану. Однако адвокаты «Исрамко», судя по всему, готовые к подобным вызовам, немедленно дезавуировали алчных соседей: месторождение полностью находится в израильской части 200-мильной исключительной экономической зоны средиземноморского шельфа. И представили соответствующие документы.
Что же будет? Надежного покупателя – частично или полностью – потеряет Египет, который сегодня обеспечивает газом работу израильских электростанций. Волосы, надо полагать, рвет на голове недальновидный британский концерн «British Gas», который 3 года назад отказался от бурения на шельфе у берегов Хайфы и перевел свое оборудование к берегам Сектора Газа. Желая получить сомнительные политические дивиденды, потерял реальные финансовые, и, быть может, стратегические в смысле мировой газовой политики. О чем речь?
Некоторое время тому назад в Хьюстоне прошла презентация международного тендера на строительство в Израиле в рамках энергетического коридора Med Stream (Средиземноморский поток) комплекса по переработке сжиженного природного газа. По планам, предполагается прокладка газопровода из Ашкелона в Эйлат, в Эйлате – строительство завода по сжатию газа и системы терминалов для перевалки его на борт танкеров в направлении Юго-Восточной Азии, в частности, в Индию, Японию и Китай.
Тендер предполагается провести летом 2009 года, а комплекс должен начать работать в 2015 году.
Жертвой странной российской политики, признавшей ХАМАС, стал российский газовый гигант Газпром – незадолго до обнаружения промышленных запасов газа в Израиле россияне отказались от проекта, полностью или частично потеряв израильский газовый рынок. Эти контакты были сугубо засекреченными – Россия скрывала от арабов свои отношения с Израилем, и они стали достоянием прессы совершенно случайно – в результате копеечного гражданского иска к компании «Исрамко».
Дальновидный Газпром последние 10 лет активно осваивает мировые источники газа, и, особенно, мировые рынки сбыта. После проведения трубы Голубого потока в турецкий Джейхан, до Ашкелона (с ответвлением на Хайфу) осталось рукой подать, а дальше по трубе в Эйлат – удобный порт с выходом в Индийский океан.
Будущее – за сжатием газа и транспортировкой его в таком виде в порты покупателей. Израиль, расположение которого не что иное как обходной путь по отношению к дорогостоящему, капризному и неудобному Суэцкому каналу, был нанесен на углеводородную карту как страна оптимальной логистики.
Ставит ли ошибка Газпрома крест на его планах по «освоению» Израиля? Нет, не ставит – они зависят не от потери месторождения Тамар, а от исхода грядущей серии газовых войн в Южной Европе. С этой точки зрения, в участии Израиля в углеводородной логистике заинтересованы все без исключения среднеазиатские страны и даже, как это ни покажется странным, такие как Иран и Ирак, добывающие газ, трубы которых ведут в Турцию, но не имеющих выхода в Юго-Восточную Азию.
Хочет того мир или нет, но уже в ближайшие годы, думаю, не дожидаясь выхода из кризиса, в Центральной Азии и на Ближнем Востоке газовые войны неминуемы. С участием Израиля? Нет, конечно, но результат этих войн отразится и на нем: тот, кто проиграет в Южной Европе – будь то ирано-азербайджано-туркменский «Nabucco» или российский Южный поток, обязательно придет в Израиль со своими деньгами, трубами и газом. В любом случае, это будет израильским продолжением российского Голубого потока. Но, вероятней всего, с разными объемами, но придут оба – и победитель, и проигравший – уж слишком привлекателен дальневосточный рынок по размерам и платежеспособности.
Создание в Израиле газового концентратора средних размеров для переработки российского и среднеазиатского газа на их дальнейшем пути в Индию, Японию и Китай – дело ближайших лет. Несомненно одно – с началом добычи собственного газа Израиль в мировом проекте энергетического коридора Med Stream выступает не как покупатель, а как партнер.
Увы, мир циничен – только после включения Израиля в мировой энергетический проект безопасность еврейского государства станет предметом внимания и поставщиков, и получателей сжатого газа.

Борис Столяров
Аналитическое агентство AndersVal (Holland House),
специально для Кравиц Консалтинг

Кстати, это еще один прокол Газпрома. Еще в прошлом году Израиль искал возможности закупки газа у России (rb.ru), но незадолго перед обнаружением запасов газа на шельфе россияне отказались от проекта (ради Хамаса?), полностью потеряв выход на израильский (а может и Средиземноморский) рынок (izrus).

PS Есть в Израиле и нефть. Правда, пока немного. Вот сообщение 2008 г.:

Израильские компании "Гинко" и "Делек" намерены использовать резкий рост цен на нефть, и возобновить работы на законсервированных нефтяных сважинах "Амона" и "Цук Тамрур 3" и на месторождении "Хелец", а также получить разрешение на бурение скважины "Цук Тамрур 4". По словам представителей компаний, скважины были закрыты из-за нерентабельности, когда баррель нефти стоил 18 долларов. Сейчас, когда цена барреля превышает 130 долларов, скважины снова стали рентабельными. Кроме того, стоимость открытия законсервированных скважин минимальна, в отличие от поиска новых месторождений и бурения новых скважин.

Комментариев нет:

Отправить комментарий